Центр исследований конституционно-правовых проблем суверенной демократии ЦИСТ

Запреты и ограничения как элемент механизма суверенной демократии

 

Нурмагамбетов Р. Г. старший преподаватель Кустанайского филиала Челябинского государственного университета

В современной юридической литературе исследование проблемы запретов и ограничений, как явлений правовой сферы, проводились в пределах предмета общей теории права. Истоки этих понятий находятся в словарях общеупотребительных слов, где авторами предлагаются различные краткие их определения, служащие впоследствии ориентиром для многих исследователей, характеризующих понятия конституционно-правовых запретов и ограничений.1

 

Категории «правовые запреты», «правовые ограничения» достаточно широко используются в за­конодательстве и юридической литературе. Они рассматривались правоведами как на общетеоретическом уровне, так и в рамках конкретных отраслей российского права. Ученые по-разному подходят к определению сущности запретов и ограничений, выделению их особенностей и характерных черт.

Относительно существа правовых запретов в литературе существуют различные точки зрения авторов. А. М. Витченко рассматривает запрет как удобный предостерегающий прием2, А. В. Малько3, К. В. Шундикова4, характеризуют запреты как государственно-властные сдерживающие средства, А. С. Пиголкин5, Ю. Н. Слепченко6, Л. С. Явич7 определяют запреты как средство охраны, Н. Г. Александров8, О. С. Иоффе9 как форму воздействия на общественные отношения, связывая запреты с правовыми нормами. Аналогичной точки зрения придерживается Н. В. Витрук10. Однако большинством ученых11 правовые запреты рассматриваются как способы правового регулирования общественных отношений, закрепленные в нормах права.

Исследуя значение запретов ограничений в механизме суверенной демократии хотелось бы отметить, что на современном этапе развития Российского государства запреты и ограничения находят свое отражения почти во всех нормативных правовых актах действующих в государстве, они являются важным элементом механизма суверенной демократии. Сегодня ни один принятый в государстве нормативный правовой акт федерального и регионального уровня не обходиться без запретительных и ограничительных норм. Проявляется это в том что, являясь эффективной системой правовых способов, соответствующей уровню социально-экономического, политического развития социума, характеру политической и правовой культуры его субъектов они помогают установить баланс интересов различных социальных групп, наций, народностей проживающих на территории современного российского государства. Никакая идея, (в том числе и концепция «суверенной демократии») даже самая совершенная, не получит свое развитие и нормативное оформление, если в этом не будет заинтересовано государство. Процесс «внедрения» идеи о «суверенной демократии» является очень сложным. Он напрямую зависит от действий государственной власти в лице ее органов, правотворческого и правореализационного механизмов государства. Зависит данный процесс и от уровня правосознания и правовой культуры граждан, их готовности воспринимать основные положения, характеризующие идеи «суверенной демократии». Чем выше уровень правосознания и правовой культуры тем эффективнее будет восприниматься идея «суверенной демократии» в российском обществе.

Анализ юридической литературы показывает что сегодня конституционно-правовые запреты и ограничения учеными-юристами рассматриваются как одни из эффективных способов регулирования различных видов общественных отношений, выраженных в нормах конституционного права.12 Именно они представляют собой ту систему воздействия на поведение людей, в наличии и развитии которых заинтересовано государство. Без такого воздействия государство не сможет регулировать общественные отношения, складывающиеся между различными субъектами, устанавливать необходимый баланс их интересов. Конституция РФ, выполняя роль высшей юридической инстанции по разрешению правовых коллизий, на основе запретов и ограничений закрепляет и устанавливает демократические основы государства. Запреты и ограничения, установленные в Конституции РФ и других нормативных правовых актов, действуют на всей территории Российской Федерации и обязательны для соблюдения всеми без исключения субъектами правоотношений. Именно они законодательно формулируют пределы (границы) субъектов правоотношений, выход за которые означает противоправность деяний, конкретизируясь в отраслевых предписаниях, способствуют формированию правомерного поведения и профилактике правонарушений, являются своеобразными индикаторами степени свободы субъектов права и связанности властных структур определенными рамками.

Ныне истоки термина «суверенная демократия» ученые-юристы находят в «стержневых» понятиях «суверенитет» и «демократия». Анализ юридической литературы показывает что исследователи трактуют их исходя из смыслового их понимания.

Впервые введенный в оборот руководителями гоменьданского правительства Тайваня и озвученный в программной речи В. Ю. Суркова перед партийным активом Единой России термин «суверенная демократия» сегодня трактуется учеными-юристами неоднозначно.13 Существуют ученые определяющие «суверенную демократию» как образ политической жизни общества, при котором власти, их органы и действия выбираются, формируются и направляются исключительно российской нацией во всем ее многообразии и целостности ради достижения материального благосостояния, свободы и справедливости всеми гражданами, социальными группами и народами, ее образующими.14

Автор же придерживается точки зрения высказанной В. А. Лебедевым и В. В. Киреевым. Под термином «суверенная демократия» они понимают политико-правовой режим, то есть способ осуществления народной и государственной власти, выраженный в соответствующих правовых документах.15

Запретам и ограничениям как элементам механизма «суверенной демократии» отводится в данном механизме определенная роль. Они своими действиями с одной стороны препятствуют и предотвращают нарушение субъектами правоотношений устоев суверенитета государства, с другой, охраняют от посягательства основные принципы народовластия закрепленные Конституцией РФ и различными нормативными правовыми актами. Регулируя различные по характеру общественные отношения складывающиеся при реализации субъектами правоотношений конституционных правомочий запреты и ограничения воплощенные в способах правового регулирования оказывают запретительное и ограничительное воздействие на них, направлены на защиту общих благ, ценностей, сохранение баланса между интересами гражданина, общества и государства. Государство заинтересовано в наличии в обществе запретов и ограничений, так как законодательно возведя в ранг неприкосновенного, незыблемого существующие в обществе порядки и отношения, в области охраны и защиты государственного устройства и целостности Российской Федерации, легитимности действующей государственной власти оно с их помощью четко определяет пределы дозволенного поведения участникам правоотношений, устанавливает границы их правомерного поведения.

В современной юридической литературе суверенитет признается неотъемлемым признаком любого государства независимо от его формы и рассматривается исследователями16 как свойство государственной власти определяющее ее верховенство, единство, независимость от иных источников власти. Он признается как необходимое политико-юридическое свойство всякого государства, неразрывно связанного с его природой. «Суверенитет государства, – пишет А. Ф. Халатов,- всегда проявляется в деятельности олицетворяющей его государственной власти».17

В научной литературе относительно понятия «суверенитет» учеными-юристами сформулированы внутренние и внешние признаки его характеризующие. К внутренним признакам можно отнести верховенство государственной власти внутри страны по отношению ко всем другим существующим в ее пределах социальным властям, объединениям граждан, самим гражданам. Внешние признаки суверенитета включают в себя независимость государственной власти, полную ее самостоятельность в решении внутренних и внешних задач, в формировании осуществления своей политики, не подчиненность другим государствам.

На современном этапе конституционного развития Российского государства закрепление в нормах Конституции РФ запретов и ограничений, регламентирующих общественные отношения в области суверенитета позволяет государству нормативно закрепить основу ее независимости и целостности территории, пресечь и предотвратить посягательства со стороны различных субъектов правоотношений на основополагающие конституционные основы государства, защитить права и свободы граждан.

В понимании суверенитета в Конституции РФ закреплено что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ… Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Запреты и ограничения, закрепленные в нормах Конституции РФ, участвуют в регламентации всех общественных отношений связанных с установлением в государстве «суверенитета». Об этом в своих работах отмечают многие исследователи в области права.18 В этой связи следует согласиться с точкой зрения Ф. Люшера считающего что «суверенитет ныне подвержен различного рода ограничениям, осуществляемым добровольно и на взаимной основе».19 Так в ч. 3 ст. 6 запретами и ограничениями регламентируется деятельность в беспрепятственном осуществлении прав в области приобретения или лишения гражданства.

Важнейшим проявлением суверенитета в Российской Федерации является законодательное закрепление в Конституции РФ положения согласно которому законы Российской Федерации как и другие правовые акты не должны противоречить нормам Конституции РФ (ч. 1 ст. 15). Этим положением в государстве устанавливается верховенство Конституции РФ и действующих на ее основе всех нормативных правовых актов. В Конституции РФ четко закреплено что нормативные правовые акты не соответствующие Конституции РФ, подлежат отмене в установленном законе порядке

Запреты и ограничения в нормах Конституции РФ закрепляют стабильность складывающихся в обществе политических отношений. Они устанавливают в нормативной форме правила и границы организации и функционирования такого институционного образования, как политическая власть, прямо или косвенно связанного с властью государственной. Политические отношения являются важнейшим объектом конституционно-правового регулирования. Запреты и ограничения, устанавливают границы политического поведения, являющегося своего рода формой участия в осуществлении власти, и влияют на функционирование политических институтов с целью воздействия на общественное мнение граждан. Регулируя общественные отношений касающиеся сохранения политической стабильности и устоев государственной власти в Российской Федерации (ч.4 ст.3); вопросов предоставления Конституцией РФ на законодательном уровне гарантий сохранения гражданства за гражданами РФ (ч.3 ст.6); насильственного установления идеологии и создания общественных объединений, цель которых нарушение целостности и безопасности РФ (ч. 3,5 ст. 13); создания религиозного государства и установления одной из религий государственной (ч. 1 ст. 14); применения и действия в государстве неопубликованных законов (ч. 3 ст. 15); в области установления на территории РФ границ, пошлин, сборов (ч. 1,2 ст. 74); нарушения закона о выборах в Российской Федераций Президента РФ (ч. 2,3 ст. 81, ч. 2 ст. 92); регулирование запретов и ограничений норм, касающихся деятельности депутатов Государственной Думы РФ, Членов Совета Федерации (ч. 2,3 ст. 97); роспуска Президентом Государственной Думы РФ (ч. 2-5 ст. 109), запреты и ограничения предотвращают их нарушение субъектами правоотношений.

При помощи запретов и ограничений в государстве законодательно закреплен принцип ограничения государственной власти. «Границы проявления суверенитета в государстве обусловлены тем, что оно связано с Конституцией РФ и законами. Органы государства, учреждения и должностные лица выступают агентами всего общества, они ответственны перед человеком и гражданином» - пишет В. И. Варяровский.20

Наряду с вышеперечисленным к сфере регулирования запретами и ограничениями общественных отношений можно отнести отношения, складывающиеся в области формирования и конституционного закрепления системы высших и местных органов государственной власти (ст. 77-79 Конституции РФ), установления гражданства и правового статуса граждан (ст.6 Конституции РФ), осуществления централизованного руководства хозяйственной и социально-культурной деятельностью.21

Помимо Конституции РФ регламентация запретами и ограничения вопросов связанных с практической реализацией «суверенитета» происходит и на уровне федерального, законодательства Российской Федерации и международных правовых актах. Федеральные конституционные и федеральные законы составляют наиболее многочисленную группу законов, существующих в правовой системе Российской Федерации. В их нормах регулируется значительный перечень общественных отношений. Закрепленные в нормах федеральных конституционных законов запреты и ограничения отличаются от запретов и ограничений, установленных в федеральных законах по юридической силе и по предметам ведения.

Запреты и ограничения общефедерального уровня содержаться в нормативных правовых актах принимаемых Государственной Думой Российской Федерации и Президентом РФ. Они действуют на территории всего государства, и распространяется на все его население. Регламентируя общегосударственные отношения в области «суверенитета» и общественные отношения между субъектами Российской Федерации связанные с осуществлением в государстве принципов «суверенитета», они обеспечивают определенную стабильность их действия нормам Конституции РФ. Наиболее характерным примером запретов и ограничений федерального уровня являются запреты и ограничения, закрепленные в ст.7 Закона РСФСР от 31 октября 1990 года «О государственном суверенитете РФ» указывающие на то что «Российская Федерация не несет обязательства по общесоюзным кредитам, а также соглашениям и сделкам без согласия соответствующих органов РСФСР».22

Запреты и ограничения, закрепленные в международно-правовых актах, ратифицированных в Российской Федерации, характеризуются тем, что в их основе лежат правила международных соглашений. Конституция РФ является Основным законом государства, в котором наряду с основами внутригосударственной жизни закреплены и основы его международной деятельности. В ч.4 ст.15 Конституции РФ декларируется включение общепризнанных норм и принципов международного права в правовую систему Российской Федерации. Международные акты и документы, ратифицированные Российской Федерацией, имеют приоритет над нормами внутреннего российского законодательства, обладают высшей юридической силой и являются частью правовой системы государства.23 В Конституции РФ содержится большое количество запретов и ограничений, регулирующих отношения в различных сферах функционирования государства, общества и личности. Российская Федерация, в полной мере выполняя взятые на себя международные обязательства в различных областях, будь то область, связанная с обеспечением национальной безопасности,24 или сохранение и защита культурного наследия,25 охрана окружающей среды,26 признает приоритет закрепленных в них запретов и ограничений перед действующим российским законодательством. Этот факт подтверждает приверженность российского государства основополагающему принципу международного права – принципу добросовестного выполнения международных обязательств, что на конституционном уровне имеет большое значение для интеграции России в международное сообщество, способствует формированию институтов правового государства и гражданского общества.

В «Декларации о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств- участников СНГ» подписанной 15 октября 1994 года в ст. 3 устанавливается что «захват территории с применением силы не может быть признан, оккупация территории государств не может использоваться для международного признания или навязывания изменения его правового статуса»27 Закрепление в декларации основных международных стандартов в сохранения территориальной целостности государств входящих в состав СНГ, с одной стороны, с помощью конституционно-правовых запретов и ограничений позволяет государству ликвидировать попытки незаконного вторжения на ее территорию со стороны других государств, а с другой, учитывая тенденцию российской правовой системы к интеграции с правовыми системами мирового сообщества, делает возможным создание общих «наднациональных» механизмов решения территориальных вопросов и споров путем их оснащения соответствующими запретами и ограничениями.

Помимо регламентирования запретами и ограничениями норм связанных с суверенитетом они как элемент механизма «суверенной демократии» препятствуют нарушению демократических основ государства.

Теоретическое осмысление идеи демократии связано с именами Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж. Ж. Руссо, А. Токвиля, Дж. Мэдисона, Т. Джефферсона и других мыслителей XVII–XIX вв. Ряд авторов считают демократию особым правовым политическим режимом западного типа,28 другие

Согласно ст. 1 Конституции РФ Россия является демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. Человек, его права и свободы объявлены высшей ценностью, гарантировать которую обязывается государство. Единственным источником власти объявлен народ, который на референдумах и выборах изъявляет свою волю. Народный суверенитет означает, что народ, ни с кем не деля свою власть, осуществляет ее самостоятельно и независимо от каких бы то ни было социальных сил, использует исключительно в своих собственных интересах. Народный суверенитет неделим, имеет только одного субъекта – народ. Народовластие означает принадлежность всей власти народу, а так же свободное осуществление этой власти в полном соответствии с его суверенной волей и коренными интересами. В условиях народовластия осуществление власти, легитимируется и контролируется народом, то есть гражданами государства, так как она выступает в форме самоопределения и самоуправления народа, участвовать в которых могут на равных правах все граждане. Народовластие как форма государства и способ правления превращается таким образом в организационный принцип обладание властью и ее осуществление, определяющий, что решение любых государственных задач или реализаций властных полномочий нуждаются в легитимации, исходящей от народа или восходящей к нему. Представление о народе как исходном и конечном пункте демократической легитимации является базовым в понимании идей демократии.

По Конституции Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В государстве охраняются труд и здоровье людей, устанавливается минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства.

Сегодня принципы демократии признаны всем человечеством, за исключением некоторого числа недемократических режимов. Они закреплены во Всеобщей декларации прав человека и гражданина, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году. Запреты и ограничения в Конституции РФ и действующие на ее основе законах регулируют общественные отношения, складывающиеся при реализации гражданином личных и политических прав и свобод.

В ст. 2 Конституции РФ говорится, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а в обязанность государства входит признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Конституционным провозглашением прав и свобод высшими ценностями Российская Федерация признала требования таких общепризнанных актов международного права, как Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и мн.др. Указанные международные акты и ст.2 Конституции РФ исходят из понимания того, что права и свободы человека и гражданина возникают и существуют не по соизволению государства. Основой прав и свобод человека является его достоинство. Это утверждение подтверждается преамбулой Всеобщей декларации прав человека и Пактами о правах человека, в которых указывается, что признание достоинства и равных неотъемлемых прав за человеком является основой свободы, справедливости.29 В настоящее время права и свободы человека и гражданина рассматриваются как традиционный и необходимый объект конституционно-правового регулирования.30 Конституционное закрепление запретов и ограничений необходимо, для того чтобы защитить человека от произвола государственной власти и предотвратить правовым путем необоснованное нарушение его законных прав и свобод.

К запретам и ограничениям, регулирующим отношения в области личных прав, можно отнести: запрет на пытки, насилие, другое унижающие достоинство обращение или наказание; ограничение, устанавливающее срок задержания под стражей без судебного решения; запрет на пропаганду или агитацию, возбуждающую расовую или религиозную ненависть в государстве; запрет на принуждение выражения своих мнений и убеждений. В основе конституционно-правовых запретов и ограничений в области личных прав лежит идея о негосударственном (природном, божественном) их происхождении, что исключает всякую возможность их лишения этих прав человека и повышает значимость конституционно-правовых запретов и ограничений, действия которых должны быть направлены на их защиту.

Сегодня важное значение в обществе приобретает регулирование запретами и ограничениями общественных отношений в области политических прав граждан. Значение конституционно-правовых запретов и ограничений, закрепленных в области политических прав граждан заключается в том, что они лежат в основе формирования и деятельности демократического государства и гражданского общества, отношения населения к государственной власти. Политические права и свободы человека направлены на проявление его в качестве активного (самостоятельного и свободного) участника политического процесса и предоставляют ему возможность участвовать в деятельности политической системы, ее отдельных звеньев Они установлены в Конституции РФ в следующей последовательности: запрет цензуры (ч.5 ст.29); запрет на принуждение к вступлению в какое-либо объединение или пребывание в нем (ч.2.ст.30); ограничение избирательного права гражданам, признанным судом недееспособными, а также содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда (ч.5 ст.32).

Еще одним видом общественных отношений отражающим демократические устои российского государства является урегулирование отношений между исполнительной, законодательной и судебной властью. Ни одно государство не может успешно функционировать без устойчивой властной вертикали. Регулирование запретами и ограничениями отношений между центром и органами власти регионов, базирующиеся на началах субординации, являются неотъемлемой составляющей определяющей стабильность и устойчивостьРоссийской Федерации. Полномочия центральных органов власти в Российской Федерации отличаются от полномочий региональных властей, а те в свою очередь – от полномочий органов местного самоуправления. Иными словами, каждый уровень власти самостоятельно решает вопросы в рамках своей компетенции. Это закреплено законами и разделением средств в государственном и местных бюджетах.

Российская Федерация не может считаться демократическим, если в государстве не обеспечен равный доступ всех граждан к управлению государством. Статья 3 Конституции РФ гласит: «Высшим непосредственным выражением власти народа является референдум и свободные выборы. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону». В соответствии с Федеральным Конституционным Законом от 07.07.95 «О референдуме РФ» ст. 1 «Референдум Российской Федерации - всенародное голосование граждан Российской Федерации по законопроектам, действующим законам и другим вопросам государственного значения. Референдум Российской Федерации наряду со свободными выборами является высшим непосредственным выражением власти народа».

Референдум Российской Федерации проводится на всей территории Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого волеизъявления при тайном голосовании. Каждый участник референдума обладает одним голосом.

Если же собрать все воедино, то можно сделать о том, что запреты и ограничения являются важным элементом механизма суверенной демократии. Эффективно регулируя общественные отношения складывающиеся в процессе осуществления государственной власти они препятствуют ее злоупотреблению, как со стороны органов государственной власти так и со стороны отдельно взятых граждан предоставляя равные демократические права всем субъектам правоотношений.

1Даль В. Толковый словарь. М., 1955. С. 621,647; См. также: Толковый словарь живого русского языка. Спб., 1981. Т. 2. С. 647-648. Т. 2. С. 589; Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 216; Киреева Е. А., Новикова Ю. С. Словарь категорий и понятий по теории государства и права. Ч., 2004. С. 17; Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Н. Ушакова. М., 1978. С. 754; Кузнецов С. А. Большой толковый словарь русского языка. С-П.,1998. С. 698; Словарь русского языка. М., 1983.

2Витченко А. М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений. Саратов, 1974. С. 108.

3Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве (теоретико-информационный аспект): Дисс…докт. юрид. наук. Саратов, 1995. С. 90; См. также: Курцев Н. П., Гриб В. В. Методология стимулов и ограничений в праве (рецензия на работу Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве. М., 2003) // Юридическое образование и наука. 2004. № 4. С. 36.

4Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. «Круглый стол» // Государство и право. 1998. № 10. С. 52.

5Пиголкин А. С. Реформа законодательства: косметический или капитальный ремонт? // Советское законодательство: пути перестройки. М., 1989. С. 74.

6Слепченко Ю. Н. Запреты в административном праве: Дисс. .. канд. юрид. наук. Воронеж, 2002.

7Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. С. 26.; Он же: Сущность права. Л., 1985. С. 17.

8Александров Н. Г. Правовые отношения в социалистическом обществе. Лекция, прочитанная на юридическом факультете МГУ. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1959. С. 11. Там же. С.194; Он же: Сущность права. М., 1950. С. 32.; Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 134.

9Иоффе О. С. Юридические нормы и человеческие поступки. М., 1964. С. 26.

10Витрук Н. В. Конституционное правосудие в России (1991-2001): Очерки теории и практики. М., 2001. С. 104.

11Алексеев С. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М,.1989. С. 64.; Братко А. Г. Запреты в советском праве. Саратов., 1979. С. 17.; Горшенев В. М. Способы и организационные формы правового регулирования в социали­стическом обществе. М.: Юрид. лит, 1972. С. 57; Рыбушкин Н. Н. Запрещающие нормы в советском праве. Казань, 1990. С. 8.; Камышанский В. П. Право собственности на недвижимость: вопросы ограничений. Элиста: АПП «Джангар», 1999. С. 133; Иванова З. Д. Запрещающие нормы в механизме правового регулирования // Советское государство и право. 1975. .№ 1; Радько Т. Н. О роли запретов в правовом регулировании. Труды ВСШМ Вып.1 Волгоград., 1969.

12Гаджиев Г. А. Основные экономические права (сравнительно-правовое исследование конституционно-правовых институтов России и зарубежных стран): Дисс. …д-ра юрид. наук. М., 1996. С. 267; Фаткуллин Н. Ф. Проблемы теории государства и права. Казань,1987. С. 157. Похожую точку зрения мы находим в работе Гасанова К. К., Стремоухова А. В. Абсолютные права человека и ограничения прав // Правоведение. 2004. № 1. С. 170; Жилина М. Л. Конституционно-правовые ограничения политических прав и свобод граждан Российской Федерации: Дисс….канд.юрид.наук. Екатеринбург. 2005. С. 61.

13Поляков Л. В. «Суверенная демократия»: политический факт как теоретическая предметность // Общественные науки и современность. 2007. № 2. С. 59; Туманов Б. Как им обустроить Россию // Новое время. 2006. № 36. С. 4.

14Лебедев В. А., Киреев В. В. К вопросу о понятии суверенной демократии // Вестник ЧелГУ. Серия: Право. 2007. № 2. С. 27.; См. также: Идея суверенной демократии на политическом горизонте России // Российская газета. 2007. №. 4338.

15Лебедев В. А., Киреев В. В. К вопросу о понятии суверенной демократии // Вестник ЧелГУ. Серия: Право. 2007. № 2. С. 27.; См. также: Идея суверенной демократии на политическом горизонте России // Российская газета. 2007. №. 4338.

16Марченко М. Н. Государственный суверенитет: проблемы определения понятия и содержания // Правоведение. 2003. № 1; Вышинский А. Я. Вопросы государства и права. Горюриздат, 1949.

17 Халатов А. Ф. Суверенитет как государственный институт: Дисс….канд. юрид. наук. Сочи, 2006. С. 34.

18Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. С. 344-345.

19См. там же.

20 Варяровский В. И. Суверенитет в конституционном строе РФ: Дисс…..канд. юрид. наук. М., 2003. С. 93.

21Михалева Н. А. Эволюция и перспективы нового российского федерализма // Право и жизнь. 1994. № 6.

22Закон РСФСР «О государственном суверенитете РФ» от 31 октября 1990 года за № 293-1 // Ведомости ВС РСФСР. 1990. № 22. Ст. 260.

23На это указывают многие авторы. См.: Колесников Е. Л. Источники российского конституционного права. Саратов, 2000; Кутафин О. Е. Источники конституционного права РФ. М., 2002; Кутафин О. Е. Предмет конституционного права. М., 2001; Нерсесяц В. С. Общая теория права и государства. М., 1999 и др.

24Международное право и охрана культурного наследия. Афины, 1997. С. 76; Богуславский М. М. Международная охрана культурных ценностей. М., 1979. С. 7.

25Международное право в документах: Учебное пособие / Сост. Блатова Н. Т. М., 1982. С. 668.

26Декларации о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств- участников СНГ// Содружество. 1994. №1.

27См. там же.

28Иванов В. Суверенная демократия и sovereign democracy // Известия. 2006. № 161.

29Международное публичное право. Сборник документов. Том 1. М., 1996. С. 460.

30Авакьян С. А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1997. С. 9; Конституция, закон, подзаконный акт. М., 1994. С. 6; Новиков М. В. Сущность конституционных ограничений правового статуса личности // Конституционное и муниципальное право. 2005. № 9. С. 31.