Центр исследований конституционно-правовых проблем суверенной демократии ЦИСТ

Форум "Стратегия 2020" секция "Глобальный мир: амбиции суверенной России"

Модератор секции "Глобальный мир: амбиции суверенной России", руководитель центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко:


- Уважаемые делегаты, уважаемые гости Съезда! Секция "Глобальный мир: амбиции суверенной России" провела свою работу в острой напряженной дискуссии. Я не знаю, как было в других секциях, но у нас страсти просто кипели, и точка кипения была достаточно высока. Потому что, наверное, практически невозможно в рамках открытой острой демократической дискуссии выработать единый поход к таким важнейшим и принципиальнейшим моментам как роль и место такой страны как Россия в современном глобальном мире. Но, тем не менее, я позволю себе обозначить основные пункты, которые участники секции предложили Съезду и, очевидно, стране, как возможные направления развития.

Развернулась, например, очень острая дискуссия вокруг того, как относиться к процессам глобализации. Тут было примерно три позиции.

Первая позиция была, наверное, самая открытая по отношению к процессам глобализации. Мы должны стать частью глобального мира, нам нечего бояться. И даже звучала такая точка зрения, что мы являемся частью Запада. И должны осознавать себя как часть Запада. И в свете этого должны выстраивать свои отношения со своими партнерами по Западу.

Прямо противоположная, диаметральная точка зрения звучала как то, что Запад никогда не позволит России иметь с собой равные партнерские отношения. Мы не являемся Западом в чистом смысле этого слова. И, скорее, Россия является уникальной страной с уникальным опытом, с уникальными цивилизационными параметрами, которые позволяют нам выработать свою систему, скажем так, мироустройства, свой подход к формату отношений с другими государствами и с другими народами.

Наверное, серединная точка зрения была, я не могу сказать, наиболее взвешенная, но пыталась примирить эти две крайние позиции. И звучала она как то, что Россия, опираясь на свои огромные ресурсы, на свой огромный потенциал, во многом недореализованный, во многом недовоплощенный, должна выстраивать внятные отношения с международными структурами, особенно со структурами, отвечающими за глобальную безопасность, за какие-то форматы международного развития. Но вместе с этим, должна быть совершенно ясно ориентирована на рефлексию, на понимание того опыта, который наша страна прошла за последние 150 лет. Этот опыт для нашей страны, это подчеркивали многие участники, не должен пропасть втуне. Он не является просто откровенно негативным. Из него должны быть сделаны выводы, выводы в первую очередь во внешней политике, выводы, которые касаются того, какое место должна занимать Россия в этом мире.

Острая дискуссия также развернулась вокруг того, надо ли нашей стране ориентироваться на одного партнера, сильного, выстраивать отношения с одним мировым центром силы. Или иметь отношения с несколькими партнерами, не боясь вступать в отношения даже с теми, кто между собой имеет какие-то конфликтные подходы и противоречивые взгляды на перспективы международного развития, на перспективы международных отношений. Эта позиция исходит из понимания того, что Россия занимает уникальное геополитическое историческое место в мире, равноудалена от центров силы и в равной мере открыта для многих народов и для многих цивилизаций, которые друг друга знают может быть понаслышке, но для России являются давними стабильными партнерами.

Также крайне важная дискуссия развернулась собственно вокруг понятия суверенитета. Что есть суверенитет в современном мире, что есть суверенитет для России? Полное выстраивание таких систем безопасности и таких систем государственного устройства, и занятие такой позиции на международной арене, которое определялось только внутри страны, или существуют возможности делегирования части суверенитета, допустим проблем, связанных с глобальной безопасностью, международным структурам. Здесь не было и, конечно, не может быть единой точки зрения. Точка зрения зависит от политической позиции. Эта политическая позиция определяется, собственно говоря, тем, какого взгляда на вектор развития страны придерживается человек. Даже если Россия захочет делегировать часть своего суверенитета, допустим, по вопросам глобальной безопасности, у многих участников секции не было однозначной уверенности в том, что наши потенциальные партнеры, международные структуры безопасности будут адекватно воспринимать это делегирование части суверенитета, что они применяют по отношению к нашей стране в этих подходах двойные стандарты.

Подчеркну, что в работе нашей секции принимали участие представители европейских политологических центров, научных центров. Поэтому дискуссия велась не голословно, дискуссия велась непосредственно с теми, кто представляет международное европейское политологическое экспертное пространство.

Здесь я бы резюмировал, что участники секции скорее не доверяют открытости западных партнеров, которые на словах готовы к выстраиванию нормальных внятных отношений с Россией, но на деле зачастую вынуждают Россию к принятию определенных жестких конструкциям, не учитывая мнение нашей страны или даже открыто пытаясь его игнорировать. Но здесь даже подчеркиваю, что жесткость тех требований, с которыми наша страна может отстаивать свою позицию в международной политике, зависит не только от уступчивости потенциальных партнеров, но и от того потенциала, который нарастит сама Российская Федерация как субъект международной политики, как субъект международной экономики. То есть на сколько мы будем сильными, настолько с нами и будут внять разговаривать.

На мой взгляд, конечно, первая дискуссия по таким острым проблемам не могла поставить окончательно точки над "i". Но поставила множество вопросов, которые, как мне верится, в процессе развития этой широкоформатной дискуссии, будут доформулированы, и на их основе вполне можно предлагать какую-то стратегию и для партии "Единая Россия", и для страны в целом.

Постоянный адрес документа http://www.edinros.ru/news.html?id=129756